Get Adobe Flash player



Главная

Последние новости

Сентябрь – Бабье лето

Бабье лето

Сентябрь стоит на изломе двух сезонов — лета и осени. Поэтому в яркие погожие дни этот месяц сохраняет еще черты на­стоящего лета. Особенно это заметно тогда, когда устанавливается тая назы­ваемое бабье лето, с ко­торым приходит теплынь, светлые дни с безоблач­ным высоким светло-синим небом и ясными далями. Над всей среднерусской равниной устанавливается дивная пора первоосенья, природа будто одаривает нас прощальным теплом, чтобы мы могли нарадо­ваться и насладиться хру­стальной красой этих дней.

По народному календа­рю бабье лето должно быть с 14 по 21 сентября — не более недели и оно обязательно, за исключе­нием редких лет, приходит, как черемухины холода весной, как последние июньские заморозки в кон­це первой — в начале вто­рой декады. Но не всегда совпадает приход бабьего лета с календарными сро­ками. Иногда оно наступа­ет раньше, а бывает, что и задерживается до конца месяца, а то и до начала октября. Случается и та­кое, что возврат тепла продолжается не семь дней, а значительно доль­ше — целый месяц, а то и более.

Самой теплой и лучезар­ной порой бабьего лета был сентябрь 1938 года. После жаркого лета этот месяц первоосенья не ос­лабил на редкость продол­жительного зноя и вышел по среднемесячной темпе­ратура — 15 градусов теп­ла — на июньскую. Лето будто вернулось. В 1934 году бабье лето заняло почти весь сентябрь, а в 1941 году длилось 40 дней и захватило даже октябрь.

В такие затяжные пери­оды тепла отмечаются ано­мальные фенологические явления живой природы: вторичное цветение, из­редка даже плодоношение деревьев, кустарников, цве­тов, пение птиц и т. д. Повторно цветут одуванчи­ки, клевера, чистотел, по­дорожник, тмин, голубеют последние лепестки цико­рия. «И хотя их цветение далеко не щедро так, как весной или летом, но их разнообразные краски ко­лоритно раскрашивают и облагораживают еще на поблекшие темно-изумруд­ные травы, радуют взгляд. А гроздья придорожных цветов пижмы и тысяче­листника особенно обая­тельны своей свежестью и сочностью красок. Золо­тая и серебряная кипень куртинок этих цветов не­вольно привлекает внима­ние человека, торжествует в природе до самых замо­розков.

Непременным явлением бабьего лета считаются ле­тящие длинные паутины. В отдельные годы их бывает так много, что они облеп­ляют кусты и траву и все, что попадает на их пути полета. А на утренней за­ре, когда роса, словно бу­сы, нанизывает на эти пау­тинки капельки воды, они в солнечных лучах сверка­ют и переливаются хру­стальным блеском и все вокруг кажется сказочным, будто осыпанным кем-то бриллиантами.

Но больше всего впе­чатляет бабье лето золотым убранством леса. Вначале появляются неповторимые и разнообразные краски на кудрявых кронах липы, бе­резы и осины. Потом при­ходит бесконечная игра цветов, тонов и оттенков у запестревшей листвы кленов. А период их мас­совой раскраски, когда кроны кленов издали ка­жутся разноцветными по­лотнищами, — фенологи считают становлением зо­лотой осени.

В эту пору к много­цветью листвы деревьев, к их золотому убранству прибавляются огненные краски созревающих пло­дов. Посмотрите на кали­новый куст — вид его весьма красочен: среди пышной зелени прогляды­вает нарядная позолота от­дельных листьев и ярко алеют крупные отяжелев­шие кисти ягод. Не отста­ет от нее и рябина: крона ее из-за созревших ягод словно, горит многочисленными огоньками. Пройдет немного времени и перна­тые гости с  севера свиристели,  шуры и другие птицы рады будут полако­миться этими дарами нашего леса.

Дыхание осени в  бабье лето не касается только «нарядов» вечнозеленых растений: сосны, ели, ве­реска, багульника и мож­жевельнике - нашего се­верного кипариса. Остают­ся в своем изумрудном уб­ранстве бруснике и клюква. Но все это  кажущееся постоянство. Просто для глаза незаметно, как эти растения постепенно, ис­подволь сбрасывают свои листья и иголки, заменяя их весной другими. Взгляните хотя бы под старую ель — сколько там опав­ших коричневых иголок— даже ничего не растет под их толстым слоем. Тряхни­те ветку этой ели и вы ус­лышите, как, зашуршав, посыпятся с нее пожелтев­шие иголки.

В пору бабьего лета за­метно прибавляется число разных бабочек, порхаю­щих в теплом воздухе раз­ноцветными лоскутками с одного цветка на другой. Пчелы и шмели с раннего утра до позднего вечера в работе — собирают пос­леднюю дань с поздних цветков. Словно прощаясь с летом, играют под ярким солнцем стрекозы, а куз­нечики в траве дают пос­ледние «концерты».

Да, бабье лето — поис­тине живописнейший по краскам короткий период первоосенья с незабывае­мыми светлыми, словно хрустальными днями, пол­ными чудесных явление природы, лиризма и обая­ния, музыки жизни и люб­ви!

Но не только красотой радует нас эта пора — она щедра и на лесные дары — грибы и ягоды. Много­образие и многочислен­ность грибов в этот пери­од в отдельные годы так велики, что полностью оп­равдывают русскую пого­ворку — грибы «хоть ко­сой коси». И прежде всего, привлекают гирлянды осен­них опят, украшающих со­бой пни, старые деревья, а то и просто разбежавших­ся по полянкам. Заготавливают впрок ягоды кали­ны и рябины, боярышника и шиповника. А в смоли­стом воздухе соснового бора нередко можно ус­лышать и «ау» - это перекликаются сборщики краснобокой ягоды брус­ники. Любят ее не только люди, но и боровая птица. Наиболее ценна она и как лекарственная ягода.

Почему же с незапамят­ных времен называют злато дни скоротечного тепла первоосенья — бабь­им летом?

Народные поверья и ле­генды связывают эту чу­десную пору с судьбой женщины-крестьянки на Руси. Заканчивались в этот период основные страдные работы в поле и женщи­на освобождалась от тяже­лого труда: наступала не­долгая передышка, словно скоротечное тепло первоосенья.

В древности же это праздник матери-природы -  проводы лета, который на всей земле проходил под знаком женщины. Обычай связывался с зодиакальным созвездием, соответствующим этой поре которое носит название Девы.

С языческих времен славяне праздновали в первоосенье бабий праздник (слова женщина тогда еще не существовало), который проводился пышно и торжественно в честь богов рода и рожениц. Не с тех ли далеких времен и зародились в нашем языке слова с великим корнем «род» — природа, родина, народ?!

В Древнем Риме подобный первоосенний праздник посвящался жатве и зимнему посеву в честь богини Цецеры, олицетворявшей животворящие силы земли, злаков и урожая.

Есть и другие толкования происхождения бабьего лета, но все они свя­заны и сводятся к одному понятию — к очарованию золотой осени, которую не полюбить и не порадовать­ся просто невозможно Пускай и в этом году при­дет эта неповторимая пора первоосенья, как мно­гие века она приходит не­изменно к нам в разно­цветном убранстве приро­ды, словно на прощальный праздник с уходящим лу­чезарным летом!

В. Серков